Израильские ученые заявили, что они на пути к созданию лекарства от рака

С первого взгляда, это кажется невозможным. Но они утверждают, что это правда. Небольшая группа Израильских ученых рассказала миру, что в течение года у них появится первое «завершенное лекарство» от рака, сообщило издание газеты «The Jerusalem Post» в Понедельник. И это не все, они говорят, что оно будет доступно, дешево и эффективно, при этом побочные эффекты будут минимальны или вовсе отсутствовать.
«Мы считаем, что через год сможем предложить завершенное лекарство для исцеления рака», - заявил Дэн Аридор, председатель совета директоров Accelerated Evolution Biotechnologies Ltd. (AEBi), основанной в 2000 году как подразделение ITEK в Научном Парке им. Кирьята Вейцмана в Нес-Ционе, Израиль, находящегося чуть севернее от Научного Института Вейцмана в Реховоте, Израиль. Как биофармацевтическая компания, находящаяся на стадии разработки лекарства, и занимающаяся открытием, а также разработкой терапевтических пептидов, AEBi разработала платформу SoAP, технологию необходимую для комбинаторного мониторинга биологической среды, которая обеспечивает доступ к функциональным возможностям - агониста, антагониста, ингибитора и т. д. – для достижения наиболее сложных целей лечения.
Тем не менее, имеется большой скептицизм среди тех, кто узнал о данной новости. Мнение от имени «Американского Онкологического Сообщества» (АОС) было высказано в блоге «Лекарство от рака? Не так быстро», - Леном Лихтенфельдом, главным медицинским доктором АОС: «… само собой, мы все разделяем желанную надежду на то, что прогнозы верны. Но, к сожалению, мы должны понимать то, что далеко не доказано, эффективно ли данное лекарство для людей больных раком, не говоря уже об их полном исцелении".
Далее Лихтенфельд перечислил несколько ключевых моментов, которые, по его словам, следует учитывать, независимо от того, что говорится в сообщениях СМИ:
• Данный новостной отчет, основан на ограниченной информации, предоставленной самими исследователями и их компанией, работающей над данной технологией. По-видимому, он еще не был опубликован в качестве научной литературы, где, скорее всего, будет, подвергнут рецензированию, а после поддержке и / или критике со стороны ознакомившихся с ним коллег-ученых.
• Мои коллеги из «Американского Онкологического Сообщества» рассказывают мне о методах, так называемого, фагового или пептидного дисплея (представляет собой массовый параллельный анализ и отбор наиболее перспективных вариантов белков, пептидов или рекомбинантных антител). И в тоже время о довольно мощных исследовательских инструментах, использующихся для выбора связующих веществ с высокой силой взаимодействия, что в будущем создает для них трудности в качестве потенциальных лекарств. Если эта группа ученых только начинает проводить клинические испытания, то им вполне предстоит и не помешает провести более сложные эксперименты над лекарством.
• Все основано на эксперименте с мышами, который описывается как «исследовательский». Похоже, что на данный момент не существует устоявшейся программы проведения экспериментов, которая могла бы объяснить, как это работает – или может не работать – а так же, как по мере исследований в лаборатории перенести данный опыт в клинику.
• Мы все надеемся, что лекарство от рака можно найти и, причем найти быстро. Вполне возможно, что этот подход может сработать. Однако опыт научил нас тому, что тот самый разрыв от успешного эксперимента на мышах до эффективного применения медицинских концепций для оказания помощи пациенту больному раком, на самом деле оказывается долгим и коварным путешествием, наполненным непредвиденными и неожиданными препятствиями.
• Вероятно, нам потребуется некоторое время, чтобы доказать пользу нового подхода лечения рака. И, к сожалению, основываясь на других аналогичных заявлениях о прорывных технологиях его лечения, есть вероятность того, что оно не будет столь успешным.
«Наши надежды всегда направлены в сторону новых достижений в области диагностики и лечения рака. Мы живем в эпоху, когда многие открытия влияют на заботу о пациентах больных им», - продолжает Лихтенфельд. «Мы надеемся, что данный подход принесет свои плоды и будет успешен. В то же время, нам всегда необходимо с осторожностью отмечать то, что переход от лечения мыши к лечению человека не всегда так прост и незамысловат».
Новое лекарство получило название MuTaTo (или многоцелевой токсин), который, как отмечают исследователи, «в масштабах антибиотика от рака – является разрушительной технологией высшего порядка».
Дэн Аридор в интервью для The Jerusalem Post отметил: «Наше лекарство от рака будет эффективным с первого дня применения, лечение будет длиться несколько недель, имея минимальные побочные эффекты или их отсутствие, и все это гораздо дешевле, чем большинство других препаратов на рынке. Решение будет как общим для всех людей, так и для каждого человека в отдельности».

В настоящее время разработки компании AEBi находятся под руководством генерального директора д-ра. Илана Морада, человека, который потенциально изменил правила игры во всемирной борьбе против заболевания раком, при помощи использования комбинации нацеленных на раковые клетки пептидов и токсина, способных уничтожить их.
«The Jerusalem Post» выяснило, что противораковое лекарственное средство основано на технологии SoAP компании AEBi, относящейся к группе технологий фагового дисплея. С его помощью «ученые вводят в ДНК, кодирующую белок, такой элемент как антитело, а в бактериофаг - вирус, заражающий бактерии. После, белок отображается на поверхности фага. В результате, исследователи могут использовать их, для мониторинга взаимодействий с другими белками, последовательностями ДНК и малыми молекулами».
В прошлом году группа ученых получила «Нобелевскую Премию» за работу по фаговому отображению в области направленного эволюционирования новых белков - в частности, необходимых для производства антителотерапевтических средств, говорит «The Jerusalem Post». «Компания AEBi делает нечто подобное, но с пептидами, соединениями из двух и более аминокислот, связанных в цепи». Согласно мнению Морада, пептиды имеют ряд преимуществ перед антителами, они меньше по размеру, дешевле, их легче производить и регулировать.
Согласно информации одной из статей, находящейся на медицинской информационной платформе «Science Direct» компании «Elsevier» (Эльзевир), пептидная терапия играет заметную роль в медицине с момента появления инсулиновой терапии в 1920-х годах. «Более 60 пептидных препаратов были одобрены в Соединенных Штатах и на других крупных рынках, а пептиды до сих пор продолжают поступать в клиническую разработку устойчивыми темпами», - говорится в ней.
«Международное Агентство по Исследованию Рака» (МАИР) «Всемирной Организации Здравоохранения» (ВОЗ) подсчитало, что распространение заболевания раком на глобальном уровне увеличится до 18,1 миллиона новых случаев заражения и 9,6 миллиона случаев смерти в 2018 году. МАИР говорит о 1 из 5 мужчин и 1 из 6 женщин, в мире, у которых он может развиться в течение жизни, и о 1 из 8 мужчин и 1 из 11 женщин, которые могут от него умереть. Кроме того, каждый шестой случай смерти в мире происходит именно от заболевания раком, что делает его второй по значимости причиной смерти, уступая только сердечно-сосудистым заболеваниям.
Морад отмечает, что в начале работы компания AEBi, по факту, «делала то, что делали все остальные, пыталась найти новые индивидуальные пептиды для определенных видов заболевания раком».
Но затем он и его коллега, доктор Ханан Ицхаки, попытались выяснить, почему другие лекарства и методы лечения не работают или в конечном итоге не срабатывают как надо. Они утверждают, что нашли способ борьбы с этим эффектом.
Морад сообщил, что множество лекарств от рака атакуют определенную «цель», находящуюся на раковой клетке или внутри нее. «Ингибирование «цели» обычно влияет на физиологический путь развития рака. Мутации в «целях» - их физиологических путях - могут сделать так, что они не будут иметь значения для раковой природы клетки, и, следовательно, препарат, атакующий ее, будет становиться неэффективным».
«Напротив, если мы говорим о MuTaTo, он использует комбинацию нескольких нацеленных на рак пептидов для каждой раковой клетки одновременно, в сочетании с сильным пептидным токсином, который убивает раковые клетки индивидуально». «Используя как минимум три «пептида-цели» на одной и той же структуре с использованием токсина, мы убедились, что мутации не влияют на процесс лечения; раковые клетки могут мутировать таким образом, что целевые рецепторы могут снизить их количество».
«Вероятность наличия нескольких мутаций, модифицирующих целевые рецепторы одновременно, резко снижается с увеличением количества используемых целей», - продолжает Морад. «Вместо того чтобы атаковать рецепторы по одному за раз, мы атакуем их по три за раз – ведь даже рак не может осуществить мутацию трех рецепторов одновременно».
Согласно его позиции, раковые клетки активируют механизмы детоксикации, когда находятся в стрессовом состоянии от воздействия лекарств, клетки начинают осуществлять «откачку» или модифицикацию лекарств, чтобы они не функционировали. Процесс детоксикации занимает некоторое время, и поэтому он рассчитывает на сильный токсин, который с высокой вероятностью убьет раковые клетки до того, как она произойдет.
«Многие цитотоксические противоопухолевые препараты, прежде всего, направлены на быстрорастущие клетки. Проблема, в том, что раковые стволовые клетки не растут быстро, и могут избежать процесса лечения. Когда лечение будет закончено, они могут появиться вновь и вызвать рак», - сообщает «The Jerusalem Post».
«Если не уничтожить рак полностью, оставшиеся клетки могут вновь начать мутировать, и тогда он вернется, но в этот раз, будет устойчив к воздействию лекарств», - подчеркнул Морад.
Поскольку раковые клетки рождаются при мутациях, происходящих в стволовых клетках, большинство сверхэкспрессированных белков, которые нацелены на раковые клетки, существуют именно в них. «Многоцелевые атаки MuTaTo гарантируют нам, что они будут уничтожены», - отмечает он.
Наконец, некоторые раковые опухоли могут создавать своеобразную защиту, которая закрывает доступ для больших молекул. «MuTaTo действует на подобии осьминога или макаронины, и может проникать в те места, где другие крупные молекулы не могут достичь своей цели», - говорит Морад. «Пептидные части MuTaTo очень малы (длиной всего 12 аминокислот) и не имеют жесткой структуры. Это должно сделать молекулу неиммуногенной, в большинстве случаев позволив повторное введение лекарственного препарата».
По данным Морада, открытие компании AEBi может значительно уменьшить побочные эффекты от большинства видов лечения рака, являющихся результатом использования лекарств, взаимодействующих с не совсем верными и дополнительными «целями», или с верными «целями», но не находящимися в раковых клетках. «Наличие у MuTaTo комбинации нескольких определенно нацеленных на рак пептидов на одной основе для каждого типа раковых клеток повысит специфичность для каждой из них благодаря эффекту авидности». В большинстве случаев нераковые клетки, которые имеют общий белок с раковыми, значительно не превышают нормальный уровень его экспрессии».
Он также приравнял концепцию MuTaTo к тройной комбинированной лекарственной смеси, которая помогла изменить заболевание СПИД «с автоматического смертного приговора на хроническое - но чаще всего управляемое - заболевание». Сегодня люди, больные вирусом СПИД и ВИЧ, являются носителями данного заболевания, но больше не являются больными. И главная причина как раз кроется в комбинации препаратов, которые им даются.
«Сегодня больные вирусом СПИД обычно принимают различные ингибиторы протеазы в сочетании с двумя другими препаратами, которые называют ингибиторами обратной транскриптазы», пишет «The Jerusalem Post». «Комбинация лекарств разрушает ВИЧ на разных этапах репликации, сдерживает ферменты, имеющие решающее значение для ранней стадии его дублирования, и удерживает другие ферменты, которые функционируют ближе к концу процесса репликации вируса».
«Раньше мы давали больным СПИД несколько лекарств, но давали их по одному, не комбинируя», - объясняет Морад. «В ходе лечения вирус мутировал, и СПИД вновь начинал атаковать. Только когда пациенты начали использовать своеобразную лекарственную смесь, они стали способны остановить заболевание».
По словам Морада, лечение рака при помощи лекарства MuTaTo в конечном итоге будет разработано индивидуально для каждого человека. Часть биопсии каждого из пациентов будет передана в лабораторию, которая осуществит ее анализ, чтобы узнать, какие рецепторы превышают нормальный уровень экспрессии. «Затем пациенту будет назначена лекарственная смесь из молекул, которая необходима для лечения именно его болезни».
Но в отличие от вируса ВИЧ и СПИД, где больные им должны принимать лекарства всю оставшуюся жизнь, при использовании MuTaTo раковые клетки будут уничтожены, и пациент, вполне вероятно, сможет прекратить курс лечения через несколько недель.
Дэн Аридор отметил, что на сейчас компания AEBi находится в процессе написания патентных документов на конкретные пептиды, которые должны стать большим банком целевых токсиновых пептидов, подчиненных своей главной цели (уничтожению раковых клеток) и трудно разрушимых.
Компания также завершила ряд экспериментальных исследований на мышах, которые по результатам говорят о том, что «ингибируемые раковые клетки человека – никак отрицательно не влияют на здоровые клетки мышей, что было доказано в ряде нескольких тестов с суррогатными клетками», говорится в «The Jerusalem Post».
Затем компания AEBi начнет серию клинических испытаний, которые могут быть завершены в течение нескольких лет, и в определенных случаях лечение, наконец, будет доступно.
«Наши результаты последовательны и возможны для повторения», - отметил Аридор.